на главную страницу сайта

На втором и третьем году жизни малыш овладевает разнообразными действиями с предметами, которые сами по себе не соединены видимой связью


Умственное развитие в раннем детстве - как ему способствовать




Оригинальные тексты для сайтов и веб-проектов. Копирайт, рерайт, переводы.
Профессиональное наполнение вебсайтов уникальным контентом и новостями.
Оптимизированные тематичные тексты и фото по низкой стоимости. Надёжно.


Ребенок догадывается, что вещи связаны между собой

Образное мышление ребенка

Вы помните, что уже в конце первого года малыш был способен на простейшие мыслительные действия. Он улавливал, что между предметами существует связь, и мог использовать эту связь для того, чтобы добиться своей цели, например, потянув за ленточку, достать игрушку, до которой он не мог дотянуться рукой.

Но младенец догадывается, что вещи связаны между собой, только в самых простых случаях, а именно тогда, когда связь уже есть - ленточка привязана к шарику, утка лежит на подушке (и потянув к себе подушку, этой уткой можно завладеть)... Малыш пользуется уже готовой связью вещей - ее только увидеть надо. Такие готовые связи все более широко используются на протяжении раннего детства. Дети притягивают к себе за веревочку игрушечную машинку и тележку, толкают каталку прикрепленной к ней палкой...

Вместе с тем происходит и нечто более важное - на втором и третьем году жизни малыш овладевает разнообразными действиями с предметами, которые сами по себе не соединены видимой связью. Мы говорили о таких действиях - соотносящих и орудийных - на предыдущих страницах сайта. Чтобы такими действиями овладеть, малышу не приходится "работать головой" - мы же сами настаивали на том, чтобы взрослый показывал ему, как примерять, соотносить кольца пирамидки, как действовать совочком-орудием...

Самостоятельно никаких мыслительных задач ребенок здесь не решает. Но очень важно, что он волей-неволей обращает внимание на то, что между предметами, с которыми он действует, между предметом и орудием может быть установлена связь. Так исподволь ребенок готовится к тому, чтобы находить такую связь самостоятельно. Это важная ступень в развитии мышления ребенка.

Первый шаг на эту ступень он делает нередко случайно, в результате практической пробы. Вот двухлетний ребенок сидит за столиком. На столике привлекающая его игрушка. Она далеко, и рукой достать ее невозможно. Рядом палка. Сначала малыш изо всех сил тянется к игрушке рукой, но вскоре убеждается в том, что это бесполезно. Он отвлекается от игрушки и замечает палку, которую можно взять. Он и берет ее, начинает вертеть в руках. Случайно конец палки задел игрушку. Малыш тотчас замечает это. Его внимание снова устремляется к игрушке. Он начинает двигать ее палкой и следит за тем, что получается. Оказывается, какие-то движения удаляют ее, какие-то приближают. После нескольких проб ребенок устанавливает, какие именно движения могут помочь ему заполучить игрушку, и добивается своего. Но очень часто дело этим не кончается. Малышу становится интересным не просто добыть игрушку, но "исследовать" связь орудия-палки с перемещением ее. И он начинает нарочно отодвигать игрушку, потом приближать...

Мало-помалу в играх и занятиях малыш накапливает запас сведений о самых разнообразных связях и отношениях предметов и действий с ними.

Вот полуторагодовалые братья-близнецы (это наблюдение из дневника В.С. Мухиной) играют с водой: черпают ее в корыте и носят в песочницу. У одного из них в руках оказалась дырявая банка, и он доносит до песочницы лишь несколько капель. Это его удивляет (брат-то выливает полную кружку!), но сменить посуду он не догадывается. В очередной раз зачерпнув воду банкой, он случайно берется за нее второй рукой так, что зажимает отверстие, через которое лилась вода. Мальчик заметил это, остановился, стал разглядывать банку. Отпустил руку, зажимавшую отверстие, увидел, что вода снова начала течь. Снова схватил банку второй рукой, как прежде, - течь прекратилась. Снова отпустил, снова схватил - и так до тех пор, пока вода не вытекла. Но и некоторое время после этого он продолжал схватывать и отпускать банку, а затем, наполнив ее, сумел радостно донести ее до песочницы полной!

Пока что, как видно из примеров, мыслительное действие выполняется с помощью действий внешних. Но вы уже знаете, что со временем оно должно "перейти внутрь". И это действительно происходит. Уже в раннем детстве возникают такие мыслительные действия, которые выполняются ребенком в уме, без внешних проб. Если малыш знаком со способом решения задачи "Достать далекий предмет с помощью палки", то ему ничего не стоит догадаться применить палку в новой ситуации, например вытащить мячик, который укатился под диван. В основе такой догадки - проба, которую ребенок проделал в уме. Но с чем он действовал? Не с реальными же предметами! Конечно, нет. Он действовал с образами предметов, с представлениями о них и о том, как они "ведут себя". Психологи называют эту новую ступень в развитии мышления ребенка мышлением наглядно-образным (в отличие от "старого", наглядно-действенного).

В раннем детстве, как вы сами убедитесь, образное мышление ребенка еще весьма ограничено в своих возможностях. Только самые простые задачи ему под силу. Усложняются условия - приходится спускаться ступенькой ниже, прибегать к помощи внешнего действия, внешних проб.

Установление связей между предметами, между орудиями и предметами нужно всячески поощрять. Мы упоминали уже о том, насколько полезны для интеллектуального развития малыша любые "орудийные" игры - с палочками, черпачками, веревочками, ленточками. Помогут вам и столь любимые детьми игры с песком и водой.
 

Ребенок делает обобщения

"Часы", - говорим мы малышу, показывая ему на маленькие наручные часики и на большие стенные часы, на будильник и на уличные часы. "Пуговица", - учим мы говорить и про черную пуговицу на пиджаке у отца, и про маленькую белую пуговицу на рубашке.

Усвоить, что одинаково могут называться предметы со столь различными внешними свойствами, малышу трудно. Мы-то их называем одинаково потому, что роль их в нашем обиходе одинакова - часы, какие бы они ни были, показывают время, пуговица любой формы должна застегиваться. Но ведь ребенок еще не знает этого! И если бы он не усваивал с нашей помощью разнообразных предметных действий, если бы не постигал, для чего нужны те или иные вещи, как с ними обращаться, - овладеть обобщением предметов ребенок был бы просто не в состоянии.

Ведь замечаемые нами в речи ребенка второго года жизни его собственные слова-обобщения относятся, как правило, к совершенно разным предметам, сходство которых подмечается по случайным признакам, причем эти признаки могут все время меняться. Малыш называет кошку просто ""кх". Затем он начинает применять это слово к меховому воротнику (он такой же пушистый), потом к мелким блестящим предметам (из-за сходства с глазами кошки?), к вилке (познакомился с кошачьими коготками!) и даже ... к портретам бабушки и дедушки (здесь, по-видимому, тоже главным оказались глаза).

Взрослых, конечно, такие случаи первое время забавляют, но вскоре малышу все более последовательно начинают внушать, что слово с предметом связано определенным образом. И он усваивает это, причем иногда заходит так далеко, что превращает название предмета как бы в имя собственное: только его любимый красно-синий мяч - "мя", любой другой мяч этого имени не достоин.

Как же учить ребенка обобщать? Вы должны учесть, что словесное "натаскивание" ребенка даст гораздо меньше, чем расширение опыта его действий с игрушками, предметами быта, простейшими орудиями. Первые подлинные обобщения предметов - по их назначению, функции - возникают сначала "практически", в действии, а уж потом закрепляются в слове.

Остроумные опыты наглядно показали, какое преимущество имеет действие с предметами перед простым показыванием и показом и называнием их.

Одной группе малышей показывали игрушки - совочек, ведерко - и учили их называть предметы. Дети запомнили названия. Тогда им дали такие же игрушки, но окрашенные в другой цвет. Если дети не переносили названий, которые они усвоили, на новые игрушки, то их пытались обучить этому специально (постепенно изменяли знакомый цвет и приучали не обращать на него внимания).

Другой же группе малышей игрушки не просто показали. Дети усваивали их названия, играя. Они совком насыпали песок, ведерком носили воду. Затем, как и в первом случае, игрушки заменяли новыми - точно такими же, но иначе окрашенными.

Было обнаружено, что во втором случае дети усваивали обобщенное значение слов легче и быстрее. Стоило им хоть однажды поиграть в новые игрушки, как они правильно их называли.

Итак, и здесь мы обнаруживаем, что наиболее верный путь интеллектуального развития малыша - введение его в возможно более широкий круг практических действий (что должно сопровождаться, естественно, речевым развитием, о важности которого мы уже говорили).

Любопытно, что у детей раннего возраста название предмета иногда связывается с его назначением чрезвычайно прочно. Когда малыш узнает, что новый предмет называется так же, как тот, с которым он уже умеет обращаться, он готов и с этим новым предметом действовать так же. Отсюда порой курьезные случаи. Двухлетний мальчик подходит к матери, держа в руке крохотный игрушечный стульчик. На вопрос ребенка: "Что это?" - мать ответила: "Стул, Сашенька". К ее величайшему удивлению, мальчик немедленно поставил стульчик на пол и начал присаживаться, всем своим видом говоря: "Раз это стул - на нем сидят".


Качественное и надёжное обслуживание (ведение, администрирование) вебсайтов,
интернет-магазинов, витрин, блогов, форумов и других web проектов недорого.
Полное администрирование сайтов, включая наполнение контентом и продвижение.



к оглавлению раздела
Раннее детство


Главсовет.ру

Все права защищены / 2008-2017 © glavsovet.ru / All rights reserved

 

 

 

Дети, подростки, взрослые - психология отношений и уроки воспитания. Главсовет.ру